Линия – это всё

Михаил ВерхоланцевМихаил Верхоланцев мог бы начертать этот девиз на своём цеховом знамени.
«Линия – это всё» - категорическая формула, изобретённая Ж. Д.  Энгром в пылу борьбы с наседающими со всех сторон романтиками.
Михаил Верхоланцев любит повторять:  «Я – прежде всего рисовальщик…  все искусства, и даже больше – вся цивилизация создана, образно говоря,  карандашом». Он окончил Строгановское училище в 1961 году и большую часть жизни посвятил дизайну. Выпускники Строгановского училища шестидесятых годов отличаются тем, что хранят в своём сознании чёткую доктрину: архитектурная конструктивность, композиционная дисциплина, технологизм и масштаб  - прежде всего.
Михаил Верхоланцев   художник – традиционалист, даже консерватор, всем своим творчеством доказывающий, что скорый прогресс и взрыв цивилизации следовало бы задержать, как только возможно. Экспрессия его работ таит покой, стабильность, даже застылость. Бесполезно искать в работах художника «веры» или «неверия»,  в них нет никакой идеологии, нет ни малейшей реакции  на актуальные стилистические движения.

подробнее...

Цитата. Классики глазами наших современников.

Лицо этого человека
вам вряд ли знакомо.
Разрешите представить:
художник Михаил Верхоланцев

скачать pdf 3.5mb

Мастер класс. Часть 1  Смотреть


Мастер класс. Часть 2  Смотреть


Происхождение стиля

На персональной выставке экслибрисов Михаила Верхоланцева, устроенной С. А. Вулем в начале 70-х годов, звучала только резкая, даже озлобленная критика. Гершон Кравцов, между прочим, сказал: «…это абсолютно книжно-музейный художник, наша жизнь, наши насущные задачи, наша действительность его нимало не интересуют…». М. Верхоланцев и не пытался спорить, да и чем возразишь? «Суровый стиль» тогдашних пластических искусств с его напускной мужественностью был глубоко противен ему, гитарное диссидентство шестидесятников он высмеивал, потому что любил музыку Джона Доуленда и семьи Габриели, повсеместное изображение героической буденовки считал неприличным. А было бы естественным эту будёновку постоянно изображать подобно тому, как В. Попков писал свою «шинель отца». Ведь отец Михаила Верхоланцева - герой Гражданской войны, лихой рубака, орденоносец, командир- комиссар 25 Чапаевской дивизии, был знаменит поимкой белого атамана Бориса Анненкова, внука декабриста И. А. Анненкова, с которым дружил и которому помогал прапрадед Михаила Верхоланцева Василий Николаевич Баснин. Подобную противоречивость и парадоксальность можно обнаружить в характере, поступках и в биографии любого российского гражданина.

Автор: Ольга Мишина
подробнее...