Современный формшнайдер

Живописцев барокко обслуживали резчики деревянных форм. Их называли формшнайдерами. Их задачей было репродуцирование и популяризация творчества великих живописцев и рисовальщиков. История искусств сохранила имена немногих из них: Никколо Больдрини и Доменико делле Греке, обслуживавших Тициана, Кристофа Йегера, работавшего под наблюдением Рубенса, Петера Флотнера, Тибиаса Штиммера. Эти скромные, почти безымянные, но очень темпераментные и вдохновенные мастера суть стилеобразующий пример для московского ксилографа Михаила Верхоланцева.

Он не заимствует формальные приёмы формшнайдеров, но исполнен духом этих художников, отрицавших своё «Я» и трудившихся во имя Искусства.

Восхищает его техническое мастерство, но удивляет резкий стилистический анахронизм. Михаил Верхоланцев, кажется, нарочно изобретает приёмы, профанирующие модную конъюнктуру и всё «актуальное». Он достигает такого качества гравюр, что они кажутся живущими вне времени и пространства.

Его творческий путь проходил во времена перманентных художественных революций. Социалистический реализм сменился суровым стилем, потом фалькизм, его опрокинули гиперреализм, доморощенный сюрреализм, инсталляции, перформансы, электромеханические объекты, кинетизм и прочее. Поневоле художник выработал свой уникальный стиль, независимый, устойчивый и вечно современный.

Почти демонстративно Михаил Верхоланцев выбирает для своих гравюр только классические темы, словно хочет уклониться от трактовки современной жизни и её насущных проблем. Многие из этих тем связаны с произведениями великих музыкантов: Феб и Пан (знаменитая кантата И.С. Баха), Орфей (опера К. Монтеверди), Давид-псалмопевец (канон церковных служб, догматики П. Турчанинова). Художник трактует эти темы без всякой иронии, но с трогательной трепетностью и серьёзностью.

 

Назад